Информподдержка
Введите ваш email
Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Вся Беларусь

Архивы
Календарь
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

“Спят в разных комнатах и не понимают, что могут умереть”

    Сложно сказать, сколько белорусов страдают от храпа. Однако за последние семь лет в РНПЦ оториноларингологии пролечили около трех тысяч пациентов с подобными проблемами. Часто человек не считает храп чем-то из ряда вон выходящим и не обращается с жалобами к врачу. Но храп может оказаться признаком опасного и порой смертельного заболевания — синдрома обструктивного апноэ во сне. Жанна Колядич, доктор медицинских наук, врач оториноларинголог высшей категории, ученый секретарь РНПЦ оториноларингологии, не только помогла многим белорусам справиться с болезнью, но и в этом году защитила по апноэ диссертацию.

    Апно́э (др.-греч. ἄπνοια, букв. «безветрие»; отсутствие дыхания) — остановка дыхательных движений.

    «Чем выше вес храпящего человека, тем больше вероятность, что у него синдром апноэ»

    — Вы согласны с тем, что многие не считают храп болезнью?

    — Да, потому что храп — это звуковой феномен, который возникает во время прохождения воздуха по дыхательным путям. Если говорить просто, то это дребезжание тканей.

    Когда семь лет назад мы начинали заниматься этой проблемой, тоже считали, что это просто храп. Но в процессе выяснилось, что он может быть симптомом очень опасного заболевания — болезни остановок дыхания во сне или синдрома обструктивного апноэ во сне. По статистике нашего центра, у 75% обратившихся с жалобами на храп был именно этот синдром, и только у 25% диагностировали неосложненный храп. Чем выше интенсивность храпа, тем выше вероятность, что у человека синдром апноэ.

    — Когда можно говорить о синдроме апноэ?

    — Если в час у человека 5−15 эпизодов остановки дыхания свыше 10 секунд — это легкая степень заболевания, 15−30 эпизодов — средняя степень, свыше 30 в час — тяжелая. К нам в центр приходят пациенты, у которых и по 70 эпизодов в час.

    — Как вы это выясняете?

    — Это можно проверить только во время ночного сна. Некоторые записывают видео, как ночью спят. Это хорошо, но нам надо объективно оценить длительность эпизодов, и самое главное, как работают различные системы в организме, как снижается уровень кислорода. Это можно сделать только с помощью полисомнографии. Человек спит у нас в центре в лаборатории сна, а в это время к нему подключены датчики.

    Такие датчики подсоединяют к пациенту по время полисомнографии.

    — Достаточно ли одной ночи, чтобы сделать какой-то вывод?

    — Да. Но бывают случаи, когда человек не может уснуть на чужом месте. А чтобы судить о данном заболевании, длительность сна должна быть не менее четырех часов. Если человеку не удалось уснуть у нас в центре и он просто пролежал, то нужна повторная диагностическая ночь.

    — Многие говорят, что люди храпят из-за лишнего веса. Действительно ли это имеет значение?

    — Безусловно, ведь происходит отложение жира в области глотки и шеи. Из-за этого сужается просвет дыхательных путей, и воздушной струе тяжелее проходить.

    При тяжелой степени апноэ у около 60% пациентов превышение индекса массы тела. И самое опасное ожирение по типу «яблока», когда у человека формируется живот и толстая шея.

    Американцы для скрининга этого заболевания и определения возможностей хирургического лечения измеряют окружность шеи. Если она превышает 43 сантиметра, то эффективность хирургического лечения значительно снижается. Чтобы уменьшить интенсивность храпа, человек должен снизить индекс массы тела до нормальных значений — до 30 кг/м2. Индекс массы тела высчитывается по специальной формуле, когда показатель массы тела делят на показатель роста в метрах, возведенный в квадрат. (То есть если при росте 164 сантиметра человек весит 75 килограммов, то его индекс массы тела около 27,9 кг/м2. — Прим. TUT.BY).

    При увеличении массы тела на 10% количество эпизодов остановки дыхания вырастает на 32%, в то время как при снижении массы на 10%, сокращается на 26%.

    — Но часто храпят и худые люди…

    — Да. Потому что синдром апноэ — это многофакторное заболевание. Он может возникнуть из-за патологий ЛОР-органов, щитовидной железы, челюстно-лицевых аномалий, гормональных нарушений у женщин.

    Болезнь остановок дыхания может быть вызвана нарушениями кровоснабжения в продолговатом мозге, где находится центр, регулирующий дыхание. Такое бывает, например, после инсульта.
    Интересно, что признаком синдрома апноэ в том числе считается частое ночное мочеиспускание — больше двух раз за ночь. Люди лечатся у уролога, а на самом деле — у них болезнь остановок дыхания во сне.

    «Мужчины храпят чаще женщин»

    — Человек может умереть от храпа во сне?

    — Не от храпа, а от болезни остановок дыхания во сне. Смертность от апноэ составляет в среднем 6−8%, а с учетом последствий различных осложнений этот показатель может достигнуть 37%.

    — Пациентов с храпом к вам часто приводят родственники?

    — Чаще всего — да.

    — При этом мужчины чаще храпят, чем женщины?

    — Конечно, соотношение 3/1. То есть на одну храпящую женщину храпят трое мужчин. Как правило, это связано с тем, что мужчины чаще пьют алкоголь, курят, у них чаще встречаются челюстно-лицевые аномалии.

    Когда человек пьет алкоголь на ночь и курит, это химически воздействует на слизистую оболочку тканей — и в итоге люди храпят.

    — Бывает, что храп влияет на личную жизнь пациента?

    — К нам приходили такие пациенты — и не раз. Ведь операции по поводу храпа начали проводить с 1952 года, когда врач удалил девушке, которая из-за этого не могла выйти замуж, часть мягкого и твердого неба.

    К нам часто приходят пациенты и рассказывают, что из-за храпа спят в разных комнатах. В таких случаях, как правило, жены приводят мужей.

    — С чего началась ваша работа по диагностике и лечению синдрома апноэ?

    — Бывший директор нашей клиники поручила заняться проблемой храпа из-за большого количества таких пациентов. И мы заинтересовались, как наши коллеги за рубежом оказывают им помощь. Мы связались со специалистами ведущей американской клиники Мэйо, написали им письмо по электронной почте. В ответ нам предложили пообщаться по скайпу. Все, что рассказали врачи, было для нас ново, так как на тот момент у нас в стране помощь таким пациентам не была организована — просто удаляли небный язычок, отсутствовала этапная диагностика.
    Нас удивило, что у них существовал большой и трудоемкий алгоритм по диагностике и лечению, и мы начали внедрять каждый из этих этапов у нас в центре.

    Болезнь может быть вызвана не только изменениями мягких тканей верхних дыхательных путей, а также нарушением костных взаимоотношений из-за челюстно-лицевых диспропорций. Поэтому мы работаем в тесном сотрудничестве с ортодонтами. Учитывая, что у пациентов практически всегда есть гипертония или какие-то другие сердечно-сосудистые проблемы, нас поддержали кардиологи. Также у людей с синдромом апноэ очень часто есть рефлюксная болезнь, когда содержимое желудка забрасывается в пищевод, поэтому совместно с нами начали работать гастроэнтерологи.

    Помимо полисомнографии, когда во время сна мы определяли эпизоды остановки дыхания, мы начали выполнять слип-эндоскопию верхних дыхательных путей. Это нужно, чтобы определить места спадения. В этом случае человека вводят в сон, это не наркоз, при этом пациент спит пять-семь минут, а в это время врач гибкой оптикой осматривает через нос пациента его дыхательные пути.

    Жанна Колядич выполняет слип-эндоскопию верхних дыхательных путей пациентке, которая по совету своего врача прилетела лечиться от апноэ в Минск из Хабаровска.
    — А как на Западе диагностируют и лечат это заболевание?

    — Когда некоторые пациенты со скепсисом задают этот вопрос, я отвечаю, что в нашей стране это проводится точно так же, как в лучших клиниках Европы и Америки. Это я вам могу сказать с достоверностью. Мы были в Кембридже, во многих городах Германии и обменивались опытом с докторами. Уровень оказания помощи у нас ничуть не уступает.
    — Наши врачи проводят уникальные операции людям с синдромом апноэ?

    — В стране, в том числе в регионах, проводят все виды операций по лечению храпа и апноэ. Но есть операция, которую проводят только в нашем центре. Это фиксация подъязычной кости. Ее разработали в Америке и внедрили у нас около пяти лет назад. Это единственная эффективная операция, которая помогает устранить эпизоды спадения дыхательных путей за счет западения языка.
    — Что конкретно делают во время этой операции?

    — Мы устанавливаем шурупы в нижнюю челюсть и нитями к ним подтягиваем подъязычную кость. Это фиксирует корень языка. Язык смещается вперед, и дыхательные пути расширяются.

    «Приходят и с порога заявляют: «Отрежьте мне в горле, у меня западает…»

    — Все ли пациенты готовы долго лечиться от апноэ?

    — Многие считают, что мы занимаемся чем-то лишним, ненужным, что мы их долго обследуем. Вероятно, им кажется, что мы не можем принять решение. Но это сложная болезнь, и она имеет сложный диагностический алгоритм и не один этап лечения с привлечением различных специалистов. Конечно, это мало кому нравится. В основном пациенты приходят и с порога заявляют: «Отрежьте мне в горле, у меня западает…» Объясняешь, что здесь горло вообще ни при чем и вам бы надо похудеть, но многие считают, что этот вес у них не лишний.
    Когда мы начинали работать с пациентами с апноэ, я собирала людей и практически каждую неделю читала для них лекции. Мы разъясняли суть заболевания, чтобы люди понимали, что это опасно не только для них, но и для окружающих. Почему? Из-за неконтролируемой дневной сонливости человек может уснуть за рулем автомобиля и попасть в ДТП. Например, в Америке, чтобы получить водительское удостоверение, люди должны пройти полисомнографию.

    Болезнь остановок дыхания во сне в каждом отдельном случае имеет свое лицо. Обследуем пациентов мы одинаково, но лечение в каждом случае подобрано персонально. Нет одной операции, которая помогла бы всем. Может быть, одному человеку нужно сделать несколько операций и помимо них применять СИПАП-аппараты. Это такая специальная маска, которую человек надевает каждую ночь. И если мы прописываем такую терапию, то бывает, что с этой маской придется спать до конца жизни. Ведь есть случаи, когда хирургическое вмешательство человеку противопоказано.
    — СИПАП-терапия эффективна?

    — Это золотой стандарт лечения заболевания. Но есть понятия эффективности и удовлетворенности методом лечения. Эффективность СИПАП-терапии — 98%, а вот удовлетворенность среди пациентов низкая. Ведь многим не нравится, что аппарат нужно использовать регулярно на протяжении всей жизни. Поэтому они пытаются решить проблему хирургическим путем.
    — Храп — это проблема людей в возрасте?

    — Нет. Первому моему пациенту было 23 года. Это молодой худой парень, которого привела мама со словами, что он задыхается во сне. До консультации ему уже устранили обструкцию (препятствие) на уровне носа, мягкое небо, миндалины, но он все равно задыхался. Оказалось, что у него редкое строение надгортанника. И во время сна происходили западения надгортанника на голосовую щель. Парень просто не дышал.

    В таких случаях операции не проводятся, потому что они крайне опасны из-за высокого риска удушья. Таким пациентам и показана СИПАП-терапия.
    — Вы сказали, что лечение продолжительное. Сколько времени проходит от первой консультации до того момента, как человек выздоровеет?
    — Это индивидуально в каждом конкретном случае. Например, у пациента тяжелое апноэ, при этом у него ожирении второй степени, воспалительная патология дыхательных путей. Мы начинаем разбираться в причинах воспаления, уточняем микрофлору полости носа и рта. Помимо этого обследуем пациента по поводу количества эпизодов остановки дыхания и выполняем слип-эндоскопию, где фиксируем признаки заброса содержимого желудка в пищевод. В таком случае параллельно отправляем человека на ФГДС (исследование внутренних органов с помощью введения зонда в рот и пищевод) к гастроэнтерологу.

    По итогу обследований видим, что у пациента есть многоуровневая обструкция: на уровне носа, глотки, западение корня языка, отложение жира в окологлоточной области.
    Затем мы подбираем СИПАП-аппарат и планируем дальнейшую стратегию лечения. Ведь нужно выполнить несколько операций на разных уровнях. Эти все операции будут растянуты во времени и могут занять год-полтора. При этом на протяжении всей жизни человеку нужно будет приходить на осмотры раз в год, так как синдром апноэ — хроническое заболевание.
    P. S. 5 октября в актовом зале РНПЦ оториноларингологии в Минске на улице Сухой, 8 в 15.00 начнется лекция о том, как вовремя распознать апноэ и чем может быть опасен обычный храп. Вход свободный.

    https://news.tut.by/society/561152.html

 

 

 

?????NN ????NNN??
Листвянка