Введите ваш email
Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Вся Беларусь

Архивы
Календарь
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Нужна ли армии Беларуси гражданская помощь и контроль?

    1028258574

    1 ноября сопредседатели кампании «Говори правду» Татьяна Короткевич и Андрей Дмитриев, воспользовавшись достаточно лояльным белорусским законодательством об обращениях граждан, «имели счастье» поучаствовать в приеме по личным вопросам с исполняющим обязанности Министра обороны Беларуси генерал-майором Олегом Белоконевым и передали ему предложения по необходимым, по их мнению, изменениям в армии.

    Предложения были сформулированы общественной комиссией, которая была создана движением еще в августе текущего года для наблюдения за учением «Запад-2017». В комиссию вошли политики, военные эксперты (!) и аналитики. После трагического случая в учебном центре в Печах комиссия решила продолжить свою работу и разработала предложения по изменению правил прохождения срочной службы в Беларуси. Министерству обороны предложен комплекс конкретных мер, якобы способных обеспечить безопасность службы солдат срочной службы и поднять имидж белорусской армии.

    Документ включает в себя 13 пунктов. Как пояснила Татьяна Короткевич: «Тут как реальные оперативные меры, так и целые направления для назревшего реформирования нашей армии. Эти предложения учитывают общественную дискуссию, которая идет сегодня в белорусском обществе, опыт других стран». Однако так ли все эти меры необходимы в армии и должны быть внедрены?

    Будем последовательны и рассмотрим каждый пункт с точки зрения людей, имевших в свое время самое прямое отношение к Вооруженным Силам, а не политиков, пытающийся на этом сделать себе дополнительный пиар. К слову, Дмитриев и Короткевич участвовали в парламентских выборах 2016 года, правда, безуспешно. Сейчас они «заточены» на избирательной кампании по выборам в местные советы депутатов, которые должны пройти не позднее 20 февраля 2018 года, о старте которой они объявили 24 октября.

    «Андрей Дмитриев и Татьяна Короткевич возглавят список кандидатов, в котором уже более 120 человек. Мы идем на выборы, чтобы повернуть власть лицом к людям и открыть двери местных советов для граждан», – заявил на пресс-конференции в Минске глава республиканского штаба «Говори правду» на выборах Сергей Возняк.

    Итак, предложения наших «экспертов»:

    1. Сократить срочную службу до 9 месяцев и составить насыщенную программу по развитию навыков и умений для защиты нашей родины.

    Составить насыщенную программу – это действительно хорошо, но вот с сокращением сроков… Для каждой воинской специальности необходимо разное время для подготовки, к примеру, для подготовки военнослужащего-стрелка мотострелкового подразделения и радиста войск связи необходимо разное время – одного можно обучить за месяц, другого за три. Это только обучить, но солдату необходимо еще все это закрепить на практике и провести слаживание в составе подразделения. Вот и получится, что сократив срок службы до 9 месяцев, по некоторым специальностям молодой человек, только став более или менее нормальным специалистом, должен будет увольняться. Таким образом, хорошо подготовленных солдат по ряду специальностей в войсках будет очень мало.

    Переход на контрактный способ комплектования не говорит о том, что те, кто изъявил желание проходить службу по контракту, сразу готовы выполнять боевую задачу. Для этого им необходимо также приобрести навыки по военно-учетным специальностям или пройти курс подготовки в учебных воинских частях для овладения другими специальностями. А это как раз таки приобретается в ходе срочной военной службы, причем 9 месяцев для этого явно мало, особенно, как предлагается, для «насыщенной программы».

    2. Ввести институт уполномоченного (омбудсмена) по правам военнослужащих, который сможет контролировать исполнение законодательства в этой сфере.

    Это означает ввести еще одно должностное лицо, на которое будут возложены функции контроля соблюдения справедливости и интересов военнослужащих. Во многих частях и так есть штатные юристы, которые за это и отвечают. Если они не дорабатывают, тогда это другой вопрос.
    Вводя новую должность, придется создавать целый штат таких лиц. Кому они будут подчиняться, кому подотчетны, за чей счет финансироваться, кто будет и каким образом выполнять их рекомендации? Вопросов много, а четкого объяснения политики не дали, только красивые и модные слова. В нашем понимании это пустая затея или просто детский лепет.

    3. Создать общественно-консультативный совет при Министерстве обороны и пригласить в него представителей гражданского общества, правозащитных организаций.

    Зачем иметь еще один орган, если Консультативный совет при Министре обороны уже есть. Причем в его состав входят компетентные военные эксперты, а не гражданские дилетанты. Консультативный совет создан в целях повышения ответственности и роли офицеров в решении возложенных на них задач, наиболее полного изучения и обобщения их мнений по актуальным вопросам военного строительства и совершенствования жизнедеятельности воинских коллективов, боевой и мобилизационной готовности, оперативной и боевой подготовки, укрепления дисциплины и правопорядка, организации идеологической работы, обеспечения социальной защиты военнослужащих, гражданского персонала, членов их семей и по другим вопросам, связанным с воинской деятельностью.

    4. Для развития взаимодействия с общественностью в составе Минобороны создать Департамент гражданско-военного сотрудничества.

    Опять же – это новые должности, которые фактически будут заниматься только разговорами на различных площадках. Кто будет содержать эти аппараты, каков критерий отбора в данный совет? В чьем подчинении они? Какая юридическая ответственность? Это же не друзей позвать в футбол поиграть во дворе. К тому же «наши эксперты» забыли (или не знали), что численность оборонного ведомства строго лимитирована и утверждается Президентом страны. Поэтому встанет вопрос взамен чего вводить тот или иной новый орган – кого сокращать?

    5. Упростить порядок предоставления увольнений в выходные и праздничные дни солдатам срочной службы, дать им больше свободы для общения с родственниками и друзьями.

    Порядок предоставления прост и в настоящее время: военнослужащий срочной службы, если на него не наложено дисциплинарное взыскание «лишение права увольнения», имеет право на одно увольнение в неделю.

    Никто не запрещает приезжать родственникам и друзьям. Очевидно, что «военные эксперты» движения «Говори правду» и, как оглашено, аналитики, даже не удосужились прочитать Общевоинские уставы Вооруженных Сил Республики Беларусь, где вопросам увольнения военнослужащих из расположения воинско части и посещения посвящены целые главы. К слову, там все четко расписано.

    Может под «упрощением» понималось установка в казарме электронных терминалов, когда каждый желающий солдат или сержант, нажав иконку, сразу по своему желанию получал бы увольнительную записку и мог идти на все четыре стороны?

    Кроме того, после таких посещений, зачастую, солдатик не может потом нормально исполнять свои обязанности, а ждет очередного выходного, чтобы подержаться за «мамину юбку». А многие сочувствующие «друзья» не забывают прихватить бутылочку-другую на встречу, «пожалеть» товарища. Таким образом, военнослужащий не службу несет, а два-три дня только приходит в себя.

    Не стоит забывать и про банальные пищевые отравления и расстройства, которые происходят, в том числе, после резкой смены продуктов питания.

    6. Формировать сержантский состав исключительно из контрактников, прошедших срочную воинскую службу, организовать для них и прапорщиков средне-специальное воинское образование.

    Отличное предложение. Многие страны к этому стремятся. Однако чтобы это реализовать – надо заинтересовать людей. Делается это при помощи льгот, соответствующего денежного довольствия, обеспечения. Если господа Дмитриев и Короткевич думают, что только они до этого додумались, то ошибаются. Все давно просчитано. На это необходим колоссальный бюджет, который нашему государству не под силу. Однако говорить – не мешки ворочать! Даже Россия, авторитет армии в которой в последние годы достаточно высок, а также растут военные расходы, не смогла в полной мере обеспечить выполнение программы по переходу на профессиональную службу. На эту тему в Интернете есть достаточно много публикаций.

    7. Разгрузить военных психологов от бюрократической работы и максимально увеличить их время работы с личным составом.

    Что значит максимально разгрузить и увеличить время – это сколько часов? У офицеров тоже есть семьи и дети, которые также нуждаются во внимании, или политикам это не важно – для них отцы-командиры всегда должны быть на службе.

    Кроме того, вы же сами просили насытить программу – некогда солдату бегать по психологам будет, ему бы поспать после усиленных нагрузок.

    Разгрузить от бюрократической работы – это означает не вести учет работы, журналы психологического состояния военнослужащих, не писать конспекты занятий, не разрабатывать программы, различные тестирования, опросы. Так зачем тогда будут нужны такие психологи или что-то другое «уважаемая комиссия» заложила в этот пункт?

    8. Комплектовать подразделения включительно до батальона из военных одного периода.

    Извините, но это вообще бредовая идея. Ладно Короткевич женщина, может не понимать, но сам Дмитриев вроде проходил срочную службу, должен же он был знать, что это не возможно – иначе в бригадах и полках, как минимум один батальон одного периода будет всегда в «отпуске»! Пришел период увольняться – батальон взял чемоданы и пошел домой, а служить, кто будет? Другого-то еще нет – для него только солдатиков призвали, готовят, но как боевой единицы – его не существует, причем всегда! А как же передача опыта, слаживание подразделения и т.п. О какой боевой готовности того же батальона или в целом воинской части можно говорить в этом случае? Обыкновенный абсурд или, как говорят, «цирк уехал, а клоуны остались».

    9. Вместе с правозащитниками создать независимую «горячую линию» для военнослужащих.

    Создавайте. Только кто и как на жалобы реагировать будет? Где эти «правозащитники» заседать будут и как докажут свою профпригодность рассматривать жизнедеятельность оборонного ведомства, если вы, опять-таки, перед посещением Министерства обороны даже уставы не полистали? Как все будет фиксироваться, будет ли соблюдаться анонимность, а если будет, то, как доказывать факты нарушений? Одни вопросы. Тем более, что «телефоны доверия» имеются в каждой казарме. Если наши срочники боятся назвать открыто того негодяя, то это недостаток воспитания в семье, а не в армии. Здесь не учат «круговой поруке» и не закладывают «рабское начало».

    10. Создать при каждой части попечительские советы с участием ветеранов и представителей родителей военнослужащих.

    Создать – проблемы нет. Вот только для чего – каковы их функции и обязанности? Уже ведь предложили создать Департамент гражданско-военного сотрудничества, общественно-консультативный совет и даже омбудсмена – чего же более. Какой-то балаган выходит. Может еще создать Совет солдатских депутатов, как это было после Февральской революции? Что из этого вышло – достаточно посмотреть российский фильм «Батальон».

    11. Подумать возможность солдатам выбирать своего представителя при командовании части, для решения бытовых, правовых и психологических вопросов.

    12. Обеспечить право солдат срочной службы одного периода выбирать из своего круга представителя при командовании части для решения бытовых, правовых и психологических вопросов.

    Определитесь в конце то концов – подумать или обеспечить. В 1917 году уже дали возможность – они офицеров потом по морде били и вешали. Проходили – знаем к чему ведет. Это армия, а не собрание в школьном классе!

    13. Закрепить законом снятие уголовной ответственности с военного, который самовольно покинул воинскую часть по причине дедовщины.

    Хорошая мысль, но, подумайте, что будет, если солдату, в силу его характера и воспитания, показалось, что над ним издевались, а от него всего лишь требовали выполнение статей Устава. И в случае оставления расположения части это классифицируется как преступление – это же статья! Так было, есть и будет во всех странах.
    ***

    «Мы сделали шаг навстречу министерству обороны. Важно, что и они сделали шаг в ответ. Для нас темы дедовщины и информационной работы крайне важны. Они про построение доверия в обществе. Без него развитие страны невозможно. Изменение имиджа белорусской армии требует качественного исполнения существующего законодательства, изменения системы подготовки прапорщиков и сержантов, налаживания постоянного сотрудничества с гражданским обществом, открытой информационной политики ведомства», – подчеркнул в интервью СМИ Андрей Дмитриев.

    Итого, можно подвести черту. Кроме как создать новые не нужные департаменты-советы, не понятные комитеты, все предложения свелись к болтологии – ничего стоящего или действительно обоснованного господа политики не предложили.

    Между тем, Министерством обороны уже приняты определенные решения, и их озвучил Министр обороны генерал-лейтенант Андрей Равков, отвечая на вопросы во время прямой линии 4 ноября. В частности, решено выделить денежные средства для установки в местах размещения военнослужащих технических средств наблюдения, что позволит дежурному по школе, который находится в казарме, более оперативно видеть помещения, где находятся военнослужащие, чтобы минимизировать малейшие вопросы – стычек каких-то или какого-то воздействия.

    Кроме того, по словам А.Равкова, принято решение по поводу финансирования объектов городка – клуба, столовой. Для медицинской роты будет закуплено новое оборудование.

    Одновременно проводится проверка офицеров и прапорщиков всего центра, школы подготовки специалистов, и по результатам тестирования этих офицеров, в отношении некоторых, которые не подтвердят свой профессионализм, будет проведена аттестация и приняты соответствующие меры – или снижение в должности, или увольнение.

    Распоряжением Президента допущен к исполнению обязанностей новый начальник 72 объединенного учебного центра полковник Владислав Будик, до недавнего времени – начальник управления службы войск Вооруженных Сил.

    Также, в настоящее время, молодые люди, которые служат в Печах, могут иметь при себе телефоны, но только разрешенного образца. Такое решение, сообщили в Министерстве обороны, принял новый начальник учебного центра. При этом пользоваться мобильным солдаты могут не тогда, когда захотят, а согласно распорядку. Раньше звонить из армии тоже разрешалось, но хранились мобильные в строго «установленных местах».

    Что же движет представителями «Говори правду» – действительно ли желание помочь оборонному ведомству или, все-таки, данные действия связаны с возможностью дополнительного пиара и привлечения голосов людей на свою сторону? С этим нужно разбираться, причем специалистам в определенных областях. Ведь не секрет, что многие представители СМИ и политического бомонда используют гибель военнослужащего в своих корыстных интересах.

    Реформа срочной военной службы может быть и нужна, но говорить о ней и делать ее должны настоящие профессионалы, а не дилетанты из кампании «Говори правду». Неужели бывший срочник-Дмитриев не мог пообщаться на эту тему со своим отцом – офицером запаса, каким-никаким военным профессионалом, прежде чем формировать откровенно бредовые идеи, в том числе и по другим направлениям?..

    Автор: Владимир Вуячич

 

 

 

?????NN ????NNN??
Листвянка