Введите ваш email
Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Вся Беларусь

Архивы
Календарь
Апрель 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Март    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

Генерала МВД Сугробова приговорили к 22 годам колонии

    Московский городской суд в четверг, 27 апреля, огласил приговор генерал-лейтенанту МВД Денису Сугробову и его подчиненным из главного управления экономической безопасности и противодействию коррупции (ГУЭБиПК) МВД. Сугробов получил 22 года колонии; погибший заместитель Сугробова Борис Колесников признан виновным и освобожден от наказания в связи со смертью, постановила судья Елена Гученкова. В прениях прокурор просил для Сугробова 22 года колонии, а для его подчиненных — от 5 лет до 21 года лишения свободы.

    В антикоррупционном управлении МВД, по версии следствия, несколько лет действовало преступное сообщество под руководством Сугробова. Входившие в него офицеры систематически превышали полномочия, поставили на поток фальсификацию оперативных материалов на высокопоставленных чиновников и бизнесменов, массово провоцировали их на преступления. Гособвинение, а вслед за ним и суд пришли к выводу, что мотива наживы в действиях офицеров не было: подсылая к своим жертвам агентов-провокаторов, сотрудники МВД добивались карьерного роста и наград.

    Демонстрация возможностей

    Уголовное дело против сотрудников антикоррупционного главка МВД было возбуждено в феврале 2014 года после неудачной попытки офицеров взять в разработку заместителя начальника 6–й службы управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ Игоря Демина. Офицеры ГУЭБиПК отправили к Демину своего агента, бывшего судебного пристава Руслана Чухлиба, который представился сотруднику спецслужбы предпринимателем и должен был договориться с ним о покровительстве за $10 тыс. в месяц, следует из материалов дела. По плану замначальника управления «Б» главка Алексея Бондара, который курировал операцию, сразу после передачи денег в кафе Sisters на Покровке под контролем полицейских Демин должен был быть задержан. Итог встречи оказался неожиданным для сотрудников МВД: задержан был Чухлиб. Как оказалось, Демин знал о провокации, которая готовилась в отношении него, и его коллеги из спецслужбы в свою очередь разрабатывали гуэбовцев.

    После этого в течение нескольких месяцев было арестовано более десятка офицеров ГУЭБиПК, включая замначальника управления генерал-майора Бориса Колесникова. Сугробов был снят с должности указом президента 21 февраля 2014 года и сначала проходил по делу свидетелем, однако в мае того же года был задержан и арестован.

    Конечной целью Сугробова при разработке Демина было скомпрометировать первого замначальника управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ Олега Феоктистова, утверждал на допросах бывший сотрудник спецслужбы Павел Глоба. Он помог МВД найти агента для операции с Деминым, а в итоге стал заявителем по делу, сообщив о разработке Демина в УСБ. Замглавы УСБ ФСБ Феоктистов считается одним из самых влиятельных силовиков России; в последующие годы он курировал задержания целого ряда федеральных чиновников, включая бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева и губернатора Кировской области Никиты Белых, рассказывали источники РБК. ​

    Из материалов прослушки, которые были в деле, следовало, что между Сугробовым и Феоктистовым был личный конфликт. «Новая газета» называла еще одного участника этого конфликта — Андрея Хорева, бывшего замначальника департамента экономической безопасности (ДЭБ) МВД, реформированного впоследствии в ГУЭБиПК. Хорев считался человеком Феоктистова, а у Сугробова, который был его подчиненным в ДЭБе, были с ним серьезные разногласия. Разногласия между МВД и ФСБ были связаны в том числе с группировкой Сергея Магина, занимавшейся незаконным обналичиванием. Магина задержали подчиненные Сугробова, тогда как ФСБ считала борьбу с обналичиванием своей сферой, рассказывали в 2014 году собеседники РБК.

    ФСБ раздражали эффективность полицейской структуры и ее непримиримая позиция: неприкасаемых для ГУЭБиПК не было, убеждены адвокаты Эдуард Исецкий и Павел Лапшов, участвующие в деле.

    Закрытый суд

    Сугробов, по версии следствия, создал на основе главка «преступную организацию, устойчивую, сплоченную и структурированную» и ее целью были тяжкие преступления «против государственной власти, интересов государственной службы и правосудия», говорится в материалах дела. Сотрудники ГУЭБиПК создавали «видимость успешного выполнения» возложенных на них задач и делали это «из корыстной и иной личной заинтересованности», которая сводилась к улучшению показателей главка и продвижению по службе. Еще один интерес Сугробова и его подчиненных был связан с «правами на имущество других лиц» и выгодой для предприятий и бизнесменов, подконтрольных офицерам, считало следствие. Однако этот довод в ходе суда не подтвердился, заявил представитель гособвинения в ходе прений сторон в декабре прошлого года.

    СКР насчитал 19 случаев превышения полномочий со стороны офицеров главка; все они так или иначе сводились к провокации чиновников и бизнесменов на преступления. В итоге 29 человек незаконно понесли уголовную ответственность за взятки, коммерческий подкуп и мошенничество, а 18 из них длительное время содержались под стражей и под домашним арестом.

    Громкие дела Дениса Сугробова

    Судебный процесс, длившийся больше года, проходил в закрытом режиме. ​Защита настаивала, что ​преследование полицейских стало возможным из-за пробела в законодательстве, который позволяет считать провокацией практически любые оперативные мероприятия, во время которых объект разработки совершает коррупционное действие, рассказал РБК адвокат Исецкий. Еще один довод заключался в том, что уголовное преследование человека и взятие его под стражу, которое произошло из-за превышения полномочий полицейского, не может считаться тяжким последствием. Между тем всем фигурантам дела инкриминируют пункт «в» ч.3 ст.286 УК, где речь идет именно о таких последствиях. «Тяжкие последствия должны быть, скажем так, невосполнимы», — отметил в разговоре с РБК адвокат Павел Лапшов.

    Последствия для системы

    Под следствием и судом за последние три года оказалось не менее полутора десятков офицеров ГУЭБиПК. Двое бывших оперативников, которых следствие считает членами преступного сообщества Сугробова, — Алексей Боднар и Максим Назаров — дали показания на сослуживцев и были осуждены в особом порядке: Боднар получил 5,5 года колонии, Назаров — 5 лет. Отдельно расследуются дела предполагаемых участников незаконных разработок Сугробова — оперативников Павла Дашина (он в розыске) и Геннадия Соболева (он был задержан только осенью 2016 года и сейчас под арестом в СИЗО). Против других офицеров ГУЭБиПК продолжают возбуждаться похожие по фабуле уголовные дела.

    С 2013 года численность ГУЭБиПК снизилась на треть — с 645 до 419 человек; четыре управления главка были расформированы, рассказали РБК в пресс-службе МВД. Сейчас ведомство фактически не осуществляет никаких самостоятельных оперативных мероприятий в области борьбы с коррупцией, заявил РБК источник в главке и подтвердили адвокаты Исецкий и Лапшов.

 

 

 

?????NN ????NNN??
Листвянка