Введите ваш email
Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Вся Беларусь

Календарь
Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Французский социолог предсказывает жестокую войну классов в западном обществе

    В ближайшие годы в западном мире возродится классовая борьба и неизбежно произойдет столкновение двух частей общества — новой рожденной глобализацией буржуазии и широких народных масс, которых эта глобализация вытолкнула на обочину, сделала нищими и лишила голоса.

    Так считает известный французский социолог и географ Кристоф Гилюи, автор двух нашумевших в последние три года книг — «Периферийная Франция: как принесли в жертву народные классы» и «Сумерки Франции верхов». В своих эссе он предсказал то, что произошло во Франции на последних президентских выборах — исчезновение крупных политических сил, левых и правых, и выход на арену «популистской» глубинки.

    «Безъязыкая улица» периферии, если воспользоваться метафорой Маяковского, «корчится» в поисках политической силы, которая защитит ее интересы, и она непременно найдет ее, как молния находит громоотвод, считает Гилюи. И это не будет «Национальный Фронт», уверен социолог.

    Свое видение ситуации во Франции и во всем развитом мире он изложил в интервью известной независимой журналистке Наташе Полони.

    Гилюи утверждает, что динамика популизма коренится в изменении экономической модели, которое началось в 80-е годы. Это привело к исчезновению среднего класса, и формированию новой буржуазии, а с другой стороны нового пролетариата. Крупные партии — социалисты и «Республиканцы» — обращаются к среднему классу, но его уже нет. У правых остались пенсионеры, а у левых госслужащие, но этого мало.

    Парадигма классовой борьбы еще не сформулирована, так как буржуазия и отверженная периферия пока не осознают себя классами. «Во всех развитых странах есть неосознанный конфликт классов. Он неосознан, потому что новая буржуазия не готова открыто формулировать свои интересы как классовые, а внизу пролетариат также лишен самосознания».

    Социальные полюсы только формируются. «Рабочие, которые традиционно голосовали за левых, и крестьяне, всегда правые, оказались сегодня в одном социально-культурном континууме, противостоящем новой буржуазии».
    Конфликт очевиден: его демонстрируют выборы во Франции и в США, а также результаты референдума в Великобритании. За Макрона высказались большие города, а за Ле Пен — периферия. В Париже Макрон получил 90% голосов. При этом во втором туре за него проголосовала как левая, так и правая буржуазия (и сторонники «Непокорной Франции» Меланшона, и большинство избирателей правоцентристов). Интересы класса, необходимость сохранения «наследия», «экономических завоеваний» оказались выше идеологических схем — поэтому исчезают «правые» и «левые». И поэтому в развитых странах тают старые партии, происходит реструктуризация политического класса, которая продолжится ближайшие 20-30 лет, утверждает Гилюи.

    Новая буржуазия научилась камуфлировать свои интересы. «Они придумали гениальную технику для затушевывания своих интересов — это «антифашизм» и «антирасизм». «Вы фашист или антифашист?», «Вы расист или интернационалист?», «Вы за открытое общество или за закрытое?» — сведение полемики к этим вопросам позволяет новой буржуазии увиливать от постановки истинного социального диагноза», — говорит Кристоф Гилюи. И роль страшилки в этой ложной дихотомии играет Марин Ле Пен.

    «Народные слои никого не интересуют — впервые в новейшей истории Запада эти слои не имеют представителей — ни в интеллектуальном, ни в политическом, ни в культурном плане. Такого не было никогда! Еще недавно у рабочего класса был представитель — Коммунистическая партия. И не только партия — у них были свои интеллектуалы, свои режиссеры и писатели, которые могли говорить с «верхами» от имени этих народных категорий населения».

    «У сегодняшних интеллектуалов объективно иные интересы — они живут в больших городах и общаются только с доминирующим классом. Журналист, который родился и вырос в деревне или маленьком городе, с момента, когда он вливается в журналистскую касту, теряет всякую связь с той средой, из которой вышел», — продолжает мысль Кристофа Гиюи Наташа Полони.

    «Да, — говорит социолог. — Город превратился в пузырь в котором люди все больше похожи друг на друга. Даже когда они ездят за границу, они общаются с себе подобными, которые только убеждают в правильности системы. Весь культурный и политический класс живет сегодня в пузыре, и именно это — самая большая проблема. 99,9% людей из Академии думают одинаково — мысль не обновляется и чахнет».

    «Город, — как остроумно замечает социолог, — превратился в настоящую средневековую крепость, в которой живут буржуа, отбивающиеся за стеной от плебса. Открытость современного города иллюзорна — в нем невозможно жить без образования и денег».

    «Эта система нежизнеспособна. Она создает богатства, ВВП и прочее, но она не интегрирует людей в общество. Если мы продолжим идти в этом направлении, это плохо кончится».

    «Новая буржуазия мечтает, чтобы пролетарии периферии исчезли — просто по мановению волшебной палочки превратились в кого-то другого, но это бред — крестьян становится все меньше, но мир деревень и мелких городков никуда не улетит».

    В принципе глобализированная элита готова была бы изменить правила демократической игры и ввести, к примеру, электоральный имущественный ценз, как это было в XIX веке. Именно такую реакцию вызвал у европейских либеральных кругов Brexit, а у их американских единомышленников избрание Трампа. Достаточно вспомнить разговоры в Кремниевой долине об отделении Калифорнии от США. ©

    http://www.yaplakal.com/forum3/topic1597677.html

 

 

 

?????NN ????NNN??
Листвянка