Введите ваш email
Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Вся Беларусь

Архивы
Календарь
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

«Белые пятна» в деле Юрия Политика

    «Белые пятна» в деле Юрия Политика

    13 февраля в Черниговском районном суде началось судебное заседание по делу гражданина Беларуси Юрия Политики. Украинские власти обвиняют его в шпионаже.
    Юрий Политика. Фото Белапан

    В январе 2018 года МИДом и Генпрокуратурой были предприняты действия, дополнительно позволяющие довести до украинской стороны обеспокоенность Республики Беларусь по поводу уголовного дела Политика.

    Так, консульский доступ, предоставление которого намеренно затягивалось украинской стороной, скорее всего, по причине ожидания признательных показаний Юрия в ведении шпионской деятельности, показал игнорирование элементарных прав человека, попавшего под пресс СБУ. Результатом этого явилось обращение в Комитет по правам человека ООН, а консульство на регулярной основе стало встречаться с назначенным адвокатом и продолжило работу по поиску дополнительных более квалифицированных защитников. МИД Беларуси пригласил украинского посла в Минске, которому сообщил об обеспокоенности ситуацией, а Генпрокуратура Беларуси направила в генеральную прокуратуру Украины письмо с выражением озабоченности по поводу происходящего и явного политического подтекста уголовного дела, направленного, в том числе, на компрометацию Минской переговорной площадки.

    Юрий Политика. Фото Белапан

    В результате всех этих целенаправленных мер украинская сторона, видимо, начинает прорабатывать различные варианты разрешения ситуации, помимо однозначного осуждения Ю.Политика. Тем более что в этом «шпионском деле», о чем постоянно говорит белорусская сторона, и вправду очень много белых пятен, вызывающих разумные сомнения о наличии в действиях молодого человека состава преступления.
    Так, отсутствие данных об иностранной спецслужбе или любой иной иностранной организации, в интересах которых якобы действовал обвиняемый, а именно – с кем и каким способом контактировал, получал ли задание на сбор сведений, за какое вознаграждение. Нет данных к какой стране, и к какой организации принадлежит т.н. «куратор». Изложенное однозначно не позволяет говорить о признаках объективной стороны обвинения. Ведь если даже допустить факт сбора Юрием неких секретных сведений, следовало бы выяснить, была ли у него цель передачи полученной информации.

    Далее, исходя из всех известных по этому делу данных, становится ясным, что у украинского следствия не имеется сведений о других эпизодах преступной деятельности Ю.Политика, как нет у них и информации о его связях с иностранной спецслужбой или хотя бы о признаках оной.

    Видимо, до сих пор не имеется и однозначных доказательств наличия предмета преступления. По данным следствия, гражданин Беларуси добыл (или ему передали) сведения, якобы составляющие государственную тайну Украины. При этом, как стало известно, в ходатайстве УСБУ по Черниговской области от 01.08.2017 перед прокуратурой этой же области о продлении срока досудебного расследования, эти сведения названы «имитацией, исключающей разглашение государственной тайны». Со слов следователя СБУ, полученный Ю.Политикой файл с «секретными» данными какое-то время не был расшифрован. Если это так, то следственные действия (например, экспертиза о секретности сведений) могли проводиться в отношении файла, оставшегося на компьютере или в телефоне у того человека, у которого Юрий получал этот файл. В любом случае, необходимо выяснить, доказано ли копирование файла, есть ли в нем какая-либо секретная информация и какие именно файлы были показаны понятым при задержании Ю.Политики.

    Суд на Юрием Политика. Фото Белапан

    Подобный список нестыковок в деле можно продолжать, ибо этим белым пятнам нет конца. Так, требует тщательного доказывания субъективная сторона преступления. До сих пор не усматривается какой-либо преступный умысел Ю.Политика в отношении Украины, так как по всем материалам он позиционирует себя, как сторонник государственной власти, территориальной целостности и независимости Украины. Об этом говорят и его друзья, близкие и знакомые. Что характерно, не усматривается хоть какой-нибудь преступный мотив Юрия – корысть, иные побудительные мотивы. Их попросту нет.

    Из материалов также следует, что Ю.Политика не имел военного образования и в связи с инвалидностью (ему удалили почку) даже не проходил службу в армии. В таком случае, логично предположить, что он вряд ли мог оценить значимость продемонстрированных ему материалов, равно как понимать степень их секретности, ценность для Украины или любого другого государства. Интересно, что СБУ говорит в своем ходатайстве о якобы настойчивых попытках обвиняемого завладеть разного рода сведениями, но подтверждения этому не приводит. В «деле» нет ни одного доказательства о том, что Юрий просил показать или продать ему секретные документы, нет ничего и о его попытках выведать некие сведения, нет доказательств личного наблюдения или применения для их получения специальных технических средств. В общем, нет ничего, что характерно для шпионажа.

    Необходим также четкий ответ на вопрос: признал ли Юрий Политика себя виновным? Его первоначальные показания, причем пока даже непонятно – устные или письменные, полученные с применением запрещенных методов ведения следствия (сам обвиняемый говорил, об избиениях и запугивании), явно носят признаки самооговора.

    Юрий Политика. Фото Белапан

    И действительно, «оперативный эксперимент» СБУ в отношении белорусского гражданина требует принципиальной правовой оценки, на чем настаивает белорусская сторона. Фактически все обвинения СБУ строятся на одном эпизоде, который сильно смахивает на провокацию. Так, по данным украинской спецслужбы (которые также подтверждаются адвокатом обвиняемого), Юрий под негласным контролем якобы завладел файлом, содержащим сведения, составляющие государственную тайну Украины. Однако анализ этих действий показывает, что обвиняемому были преднамеренно созданы условия для получения «секретной информации», исключительно независимо от его желания:

    • — о ее наличии ему сообщил военнослужащий вооруженных сил Украины, некто Д.Острик, хотя сам Юрий Политика его заранее об этом не просил;
    • — препятствий к получению этой информации у Политика не было – материалы ему в телефон скопировал все тот же Д.Острик;
    • — в той же папке, где был и некий «секретный» файл, находились и иные, аналогичные файлы, но несекретные. Их Острик также скопировал в телефон обвиняемого (по другой информации – предложил скачать), что можно расценивать, как намерение рассеять внимание Ю.Политики. К слову, так в итоге и вышло.

    Особо беспокоит белорусскую сторону процесс ведения следствия, условия формирования доказательной базы и законность проведения следственных действий. По мнению МИДа, Генпрокуратуры и иных государственных органов, все действия СБУ подлежат принципиальной правовой оценке, поскольку в изученных материалах усматривается множество противоречий:

    • — по заявлениям обвиняемого, он прибыл в пункт пропуска на белорусско-украинской границе в 16.30, однако в материалах СБУ говорится, что задержан он был в 21.06;
    • — в ходатайстве СБУ указано, что оперативный контроль (сотрудником СБУ А.С.Кострико) за Ю. Политикой проводился с июля 2016 года. В то же время, по данным МИД, полученным от следователя СБУ Д.А.Омельяненко, оперативный контроль за обвиняемым проводился в течение трех месяцев, предшествовавших его задержанию, то есть с момента поступления в СБУ заявления Д.Острика в феврале 2017 года;
    • — еще одна отличительная деталь: значительный объем доказательной базы по делу составляют рапорта сотрудников УСБУ, которые, конечно же, заинтересованы в успешной реализации «шпионского дела».

    Больше всего беспокойства у официального Минска вызывает соблюдение прав и интересов гражданина Республики Беларусь. Нет однозначных данных о проведении медицинского освидетельствования и его результатах. Также сильно настораживают заявления Ю.Политика о применении к нему пыток. Как писалось выше, Юрий имеет серьезное заболевание, однако состояние его здоровья никак не учитывается даже при создании условий содержания под стражей. В материалах нет единства фактов: прокуратура говорит о возбуждении уголовного дела по заявлению обвиняемого, а СБУ в ответе белорусским СМИ заявляет о проведении проверки. Сам же обвиняемый заявил консулу, что по заявлению его никто не опрашивал…

    Юрий Политика. Фото Радио Свобода

    Безусловно, белорусская сторона будет продолжать отстаивать законные права соотечественника, несостоятельность доказательств по уголовному делу которого ни у кого не вызывает сомнений. МИД Беларуси осуществляет всестороннюю подготовку переговоров матери Юрия с подобранным украинским адвокатом, обеспечивая условия для их встреч, а также участия в этих встречах представителя МИДа и Белорусской республиканской коллегии адвокатов. Обращение Юрия Политики в систему ООН будет сопровождено по всем возможным дипломатическим каналам, также была учтена просьба белорусского Парламента, представители которого хотели бы оказать содействие в виде депутатского контроля за расследованием дела. По заявлениям, белорусские власти в любом случае будут добиваться ясности в деле о привлечении к уголовной ответственности заведомо невиновного человека, но в первую очередь они будут добиваться безусловного и полного соблюдения и обеспечения прав нашего гражданина.

    http://spektr.by

 

 

 

?????NN ????NNN??
Листвянка