Введите ваш email
Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Вся Беларусь

Календарь
Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Атом преткновения

    С момента начала строительства Белорусской АЭС вокруг нее не утихают страсти. Наперебой о плюсах и минусах говорят ядерщики, энергетики, финансисты, зеленые. Но едва ли все они вместе взятые сказали больше, чем переговорщики от Беларуси и Литвы. От страны-соседки к нам летят ноты и запросы, едут дипломаты и правозащитники, запрашиваются отчеты, тесты и едва ли не накладные на каждый шуруп. Литва отчаянно вставляет палки в колеса нашей самой масштабной стройке, а вместе с ней и планам по энергетической безопасности нашей страны.

    atom

    Межгосударственные отношения между Литвой и Беларусью ухудшаются по мере строительства, и даже двусторонние переговоры не сильно ослабляют напряженную обстановку. Поводы для недовольства литовская сторона ищет в любом чихе со стройки. При этом не сразу становится понятно, для чего наши соседи разводят информационную войну и каких целей они добиваются.

    Казалось бы, причина проста и понятна – литовцы боятся за свою экологию, ведь строится БелАЭС на территории Гродненской области, примерно в 20 километрах от белорусского города Островца и на таком же расстоянии до границы с Литвой. И среди основных претензий звучит недоверие к проведенной оценке воздействия на окружающую среду и даже не соответствие работ необходимым требованиям по ее защите.

    Да и что еще, казалось бы, должно волновать Литву, страну, у которой нет источников энергии (не то что на импорт – проблемы с собственным энергообеспечением), и не предвидится никаких прорывов в этой области в ближайшей перспективе, а появление альтернативного источника энергии в Беларуси позволило бы экспортировать электроэнергию и покрыть часть нужд?

    Но давайте внимательней взглянем на ситуацию в Литве. Единственным мощным источником энергии была Ингалинская АЭС, введенная в эксплуатацию еще во времена Советского Союза. Ее мощность позволяла не только обеспечивать энергией Литву, но и реализовывать ее излишки другим государствам, что делало Литву энергетически, а значит, и финансово независимой страной. ИАЭС была закрыта по требованию ЕС – это было одно из условий вступления в союз. Формально причиной было то, что Ингалина конструктивно сходна с Чернобыльской АЭС и потенциально опасна. Но аналогичные Чернобыльской станции до сих пор успешно работают в России, к примеру, Курская, Смоленская, Ленинградская. Кроме того, работающая АЭС позволила бы провести модернизацию за счет собственной прибыли. К слову, так и поступили на Костромской АЭС, где сейчас успешно заменяют старые реакторы на реакторы нового поколения.

    ИАЭС не функционирует, работы по ее полной остановке и демонтажу будут длиться еще много лет. Литва стала самой энергодефицитной страной в Прибалтике. Единственная ГЭС вырабатывает лишь несколько процентов от необходимого, ТЭС работают на привозном топливе, т.к. страна не имеет полезных ископаемых. Покупка альтернативного источника – российского газа – стала одной из главных статей в бюджете, причем российские поставщики-монополисты не упустили шанс воспользоваться безвыходным положением в стране и взвинтили цены на газ.

    Стремившиеся к мифическим благам Евросоюза литовцы не сразу осознали масштабы случившегося: закрыв АЭС, Литва стала безголосым придатком Евросоюза, полностью зависимым от подачек, т.к. значительная доля бюджета страны формируется из кармана ЕС. Да и в придачу получила огромную черную дыру в виде ИАЭС, так как остановка атомной станции и закупка топлива для имеющихся станций требует огромных затрат, которые страна не в силах понести самостоятельно.

    Если взглянуть на белорусско-литовские переговоры с такой точки зрения, становится совершенно очевидным, что попытки затормозить процесс строительства нашей АЭС, отложить его не неопределенный срок всеми правдами и неправдами – ни что иное, как геополитическая борьба за лидерство в регионе, а также банальный шкурный интерес Евросоюза, дергающего литовских марионеточных дипломатов за ниточки.

    Ко двору тут пришлись и белорусские оппозиционеры, с радостью организовывающие медийные скандалы вокруг БелАЭС. Их цель — приобрести капитал политический и вполне себе ощутимый денежный. Оппозиционеры, пытающиеся казаться нам истинными патриотами, отстаивающими безопасность Беларуси, просто спекулируют на популярных нынче темах – экологической и российской угрозах (ведь строит станцию российская компания).

    Любое мелкое происшествие на стройке раздувается до масштабов вселенского апокалипсиса. Более того – часто товарищи борцы за свободу слова пускают по интернет-ресурсам слухи, якобы «кто-то видел, что-то где-то произошло, страшно ужасное, и все это под покровом ночи, и все это большая тайна». Сами же эти слухи усиленно муссируют, пока фейковая утка не разрастется до масштабов Годзиллы и не пойдет в наступление уже под флагом литовцев, возмущенных, как-де Беларусь посмела скрывать от нас страшное ЧП.

    «О ЧП мы узнаем от местных СМИ и оппозиции, и только потом через письма и дипломатические ноты. К примеру, про инцидент с корпусом реактора мы узнали только через две недели», — заявил Директор департамента предотвращения загрязнений Министерства окружающей среды Литвы Виталиюс Ауглис.

    Упоминающийся «страшный инцидент» произошел на стройплощадке БелАЭС 10 июля этого года. Во время перемещения корпус реактора проскользнул по стропам и соприкоснулся с землей из-за нарушения строителями инструкции по строповке грузов. Нештатная ситуация не повредила корпус, отмечают в «Росатоме», однако Беларусь все равно приняла решение заменить корпус реактора, т.к. специалисты не смогли дать 100% гарантии того, что корпус безопасен. «Росатом» пошел Минску на встречу, отметив, что замена осуществляется не столько по соображениям безопасности, сколько с учетом общественного мнения.

    Вот здесь остановимся и задумаемся на секунду. Минимальная вероятность повреждения – и Беларусь принимает решение полностью заменить корпус. Значит, строительство затянется минимум на два года, на какой срок будет отложен ввод первого реактора – пока не известно. Финансовая сторона вопроса – отдельный разговор. Это лучше всех отчетов, переданных Литве за годы споров и нападок, говорит о том, насколько серьезно белорусы относятся к строительству АЭС.

    «Политический пиар со стороны Литвы все равно будет продолжаться, вне зависимости от того, что будет делать Беларусь. Беларусь же не возмущается, что у Литвы есть хранилище с отработанным ядерным топливом – это тоже риск, но все всё понимают, и МАГАТЭ постоянно контролирует ситуацию. И на БелАЭС они были – глава МАГАТЭ публично заявил, что по всем отчетам эта станция, учитывая последние технологии, – одна из лучших и соответствует всем стандартам», – отмечает член совета ветеранов Игналинской АЭС Анатолий Покидышев.

    Какие бы условия не выполнила Беларусь, Литва пойдет на все, чтобы не дать нашей АЭС функционировать. Сейчас литовцы просят остановить стройку и провести стресс-тесты. До конца 2016 года Беларусь намерена пригласить миссию SEED МАГАТЭ и организовать стресс-тесты, которые проведет российская компания. По результатам будет подготовлен доклад, который затем будет представлен в Еврокомиссию. Но, отвечая на вопрос журналистов, снимет ли Литва свои претензии, если требуемые проверки пройдут успешно, замначальника департамента радиационной безопасности Видас Пауликас ответил отрицательно. Они-де все равно не смогут согласиться с выбором площадки под строительство станции, потому что она «не учитывает населенность района».

    При выборе площадки был выполнен беспрецедентный объем геологических, инженерно-геологических, гидрогеологических, сейсмотектонических и сейсмических изысканий. Исследования ведутся до сих пор, и все они подтверждают первоначальные результаты – наиболее безопасной для строительства является Островецкая площадка. Но есть ли смысл что-то доказывать, если Литва нас слышать не хочет, ведь ее интересы вовсе не в обеспечении экологической безопасности?

    Кроме тупого следования приказам глав Евросоюза, в этом споре у Литвы есть и свои, сугубо финансово-политические выгоды. Попытку помешать строительству АЭС в Беларуси можно считать элементом конкуренции за перспективный рынок электроэнергии. Литовские власти неоднократно заявляли, что намерены добиться запрета на продажу в ЕС электроэнергии с Белорусской АЭС.

    Не секрет, что еще лет 7 назад у Литвы были серьезные планы по строительству собственной АЭС. Но с каждым годом они становятся все призрачней. Шансы на воплощение в жизнь договоренности между Литвой, Латвией, Эстонией и японской компанией Hitachi построить АЭС к 2021 специалисты оценивают как минимальные. А значит, планы Литвы в хоть мало-мальски обозримом будущем стать главным поставщиком энергии в регионе, равны нулю. Беларусь, в свою очередь, рассчитывает на то, что Островец даст ей возможность экспортировать электроэнергию в страны ЕС. АЭС Островец становится явным конкурентом, причем вполне реальным, в отличие от мифической литовской станции, строительство которой не то, что не начато – вообще маловероятно.

    Наблюдатели считают, что за этим стоит стратегический расчет: если в регионе будет больше электроэнергии, то исчезнет необходимость в новом проекте на месте Игналины, и в таком случае страны Балтии даже в отдаленной перспективе не смогут самостоятельно обеспечивать себя большим количеством электроэнергии. Благодаря глубоководному кабелю, Литва сможет получить доступ к электроэнергии из Северного региона, где обычно избыток производственных мощностей, но это, опять-таки, вовсе не та выгода, какую ищут наши соседи.

    Есть еще одна возможная цель — поторговаться с белорусским руководством и выбить себе некие бонусы, пригрозив, к примеру, наложить вето на поставки энергии через свою территорию. Среди наиболее вероятных требований литовской стороны аналитики называют процент от будущего экспорта электроэнергии, а также наращивание белорусского присутствия в порту Клайпеды, который потерял способность развиваться после того, как Россия практически ушла из Прибалтики.

    К слову, о России. Проект БелАЭС был составлен российской компанией «Атомстройэкспорт», генеральный проектировщик и подрядчик – опять-же российская ОАО «НИАЭП» — ЗАО «АСЭ». Выражая недовольство качеством проверок и организацией строительных работ, Литва практически в открытую пытается рассорить союзников. Оно и понятно: литовские аватары, приезжающие на переговоры, говорят голосом высоких еврочиновников, пытающихся подорвать господство российско-белорусского союза у своих границ. Беларусь и Россия, как военно-политические союзники, рассматриваются ими как потенциальные агрессоры, общение с которыми возможно лишь в силовом ключе — наращивании военной мощи, своей и НАТОвской, всяческих угрозах и санкциях.

    БелАЭС – инновационная станция, одна из самых лучших разработок в мире. Она принесет нашей стране множество бонусов – от энергобезопасности и стимула к развитию новых отраслей до модернизации инфраструктуры (к примеру, электротранспорта). Конечно, не каждый смирится, что у соседа и травка зеленее, и атом краше. Так что, наверное, придется терпеть, что строительство будет сопровождаться нытьем Литвы, которая бездарно профукала собственную АЭС, развалила всю промышленность и превратилась в придаток ЕС, с которым никто не считается. Но, как говорится, за соседним забором собака лает – ветер носит.

 

 

 

?????NN ????NNN??
Листвянка