Информподдержка
Введите ваш email
Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Вся Беларусь

Архивы
Календарь
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

    Германо-польская ориентация идеологии БНР

    Германо-польская ориентация идеологии БНР


    Для того чтобы оценить роль Белорусской Народной Республики в становлении национального самосознания и национальной государственности, вполне достаточно подлинных исторических фактов. Все они зиждутся на германской и польской ориентации лидеров БНР, а также на отрицании исторического значения Октябрьской революции и противопоставлении белорусов и русских.

    Однако, несмотря на это неприятие, истоки БНР все же кроются именно в революционных потрясениях 1917 года. После свержения Николая II в России и Беларуси получили свободу все политические партии и организации. После того, как было провозглашено право наций на самоопределение ЦБР (Центральная рада) и БОК (Белорусский областной комитет) созвали в декабре 1917 года Всебелорусский съезд для решения вопроса «о краевой власти». Основными докладчиками были Евсей Канчер и Язэп Воронко.

    Воронко выступал за немедленное объявление БНР, независимое и лишь союзное с Россией государство. Канчер – за такую республику, которая будет находиться в составе России. 18 декабря 1917 года на тайном заседании некоторых участников съезда было принято постановление, которым Совет старейшин съезда преобразовывался в Совет съезда, т.е. орган власти. Это решение, даже с натяжкой нельзя считать законным, поскольку его мог принимать только съезд, а не группа делегатов. 19 февраля 1918 года, после срыва мирных переговоров в Бресте, началось новое наступление германских войск. 21 февраля Совет съезда обнародовал Уставную грамоту, в которой «объявил себя временной властью Белоруссии, приступившей к управлению краем и к скорейшему созыву Всебелорусского учредительного собрания». Эту власть, по замыслу съезда, должен был возглавить Народный секретариат, а его в свою очередь, возглавил Язэп Воронко. 19 марта была упразднена Рада съезда и вместо него создается Рада Белорусской Народной Республики. Взамен же Рады учреждается президиум Рады БНР в составе председателя Ивана Среды, заместителя председателя Язэпа Воронко и Томаша Гриба.

    В ночь с 24 на 25 марта (отсюда у оппозиции и День Воли) принимается 3-я Уставная грамота, в которой говорилось: «Год назад народы Белоруссии вместе с народами России сбросили ярмо российского царизма…Сейчас мы, Рада Белорусской Народной Республики, скидаем с родного края последнее ярмо государственной зависимости, которое насильно накинули российские цари на наш вольный и независимый край. С этого времени БНР провозглашается независимым и вольным государством». Документ был принят большинством с перевесом лишь в несколько голосов и противоречил воле Всебелорусского съезда, выраженной ее делегатами. Съезд единогласно высказался против отрыва Беларуси от России. Выражая протест решению съезда, из Рады БНР ушла земская и городская группы. Дальнейшие события не заставили себя долго ждать.

    Нельзя считать случайностью, что сама БНР была провозглашена в период немецкой оккупации Беларуси, так как она рассчитывала на «дружбу с Германской империей». Поэтому 25 апреля 1918 года появилась на свет знаменитая телеграмма кайзеру Вильгельму. В ней говорилось следующее: «Рада Беларускае Народнае Рэспублікі як выбраная прадстаўніцтва Беларускага народу звяртаецца да Вашае вялікасці са словамі глыбокае падзякі за вызваленне Беларусі германскімі войскамі з цяжкага чужога ўціску, гвалту і анархіі. Рада Беларускае Народнае Рэспублікі дэкляравала незалежнасць цэлае і недзялімае Беларусі і просіць Вашу Вялікасць абараніць у яе дасягненнях да ўмацавання дзяржаўнае незалежнасці і недзялімасці Беларусі ў хаўрусе з Германскай імперыяй. Толькі пад абаронай Германскае Дзяржавы бачыць Рада добрую волю сваёй страны ў будучыне».

    Из этой телеграммы руководства БНР ясно все – и политическое лицо, и внутреннее содержание рады БНР. Это было одно из прошений в череде многих. С просьбой официально признать БНР руководство оного обращалось к Франции, Англии, Литве, США, Финляндии, Польше. Не успели как следует высохнуть чернила на послании кайзеру, как «правительство» БНР стало просить о признании панско-шляхетскую Польшу, «обещая подчинить пилсудчикам Белоруссию в виде протектората со статусом автономии». 15 сентября 1920 года «правительство» БНР обратилось с письмом к Мирной конференции в Париже с очередной просьбой «внять мольбам» белорусского народа и помочь ему «в борьбе с большевистской оккупацией». Кроме этого были обращения в Генуэзскую конференцию. Просьба пересмотреть вопрос о Рижском мире и признать БНР даже не был вынесен на обсуждение конференции…

    Все оказалось тщетным, потому что Рада БНР не имела главного – поддержки собственного народа. Изначально она просила помощи у немецких оккупантов. Последние, в свою очередь, в это время грабили народ, отнимали у него скот, хлеб и имущество, сажали в тюрьмы и публично пороли, расстреливали бунтовщиков. А «власть» БНР в это время призывала не на борьбу с захватчиками, а на союз с ними. Поскольку пресловутая телеграмма кайзеру принималась в тайне, известие о ней произвело эффект разорвавшейся бомбы.

    «После того, как Рада БНР…дошла до позорной телеграммы – писал Федор Турук, – начался в ней раскол и распад».

    Итак, правительство Германии отказалось признать власть БНР (немцы обязывались не признавать никаких новых государств, провозглашенных после Брестского договора). Интересно, в связи с этим признание одного из «председателей» правительства БНР Александра Цвикевича. В 1918 году он написал следующее: «Оккупационные войска в скором времени заявили, что они не могут допустить сосуществования рядом со своей властью – власти белорусской. В результате такого заявления, сделанного, кстати сказать, в весьма резкой и даже грубой форме, Народный секретариат должен был отказаться от функций власти, оставшись вместе с исполнительным комитетом политическим центром, объединяющим и организующим общественную жизнь Белоруссии и по мере сил и возможностей отстаивающим ее интересы».

    Так была ли БНР государством? Видимо, все-таки нет. Каковы признаки государства? Прежде всего – это наличие реальной власти, которая опирается на особый государственный механизм и имеет аппарат для управления и принуждения к исполнению законов и постановлений, принимаемых как верховной, так и местной властью. У БНР всего этого не было, как и не было наличия территории и ее границ. Рада, правда, декларировала территорию, но пограничного размежевания с соседними государствами и своей пограничной службы не имела. А без армии, без полиции, государство не существует. Что касается БНР, то у нее не было даже своего часового. Не было у Рады и своего дома, а были лишь те помещения, занять которые им позволяли оккупационные власти. Нет, они конечно предпринимали отдельные попытки: были приложены усилия по созданию пехотного полка и кавалерийского эскадрона. Однако пришедшие на смену немцам поляки тут же их разоружили. Судебной системы в БНР не было. Финансовой, налоговой – тоже. Наконец, в БНР даже не было Конституции. При отсутствии этих атрибутов можно ли считать БНР государством???

    Очевидно, что все-таки нет…12 октября 1925 года в Берлине на совещании Рады БНР ее представители, включая упомянутого выше Александра Цвикевича, признали полное банкротство своей борьбы против Советской власти, объявили о самороспуске «правительства» БНР и заявили в постановлении, что «Сознавая, что власть крестьян и рабочих, установленная в Советской Белоруссии, действительно стремится к возрождению белорусского народа, его культуры, экономики и государственности, что Советская Белоруссия есть единая реальная сила, способная освободить Западную Белоруссию от польского ига, конференция постановила прекратить существование правительства БНР и признать Минск единым центром национально-государственного возрождения Белоруссии».

 

 

 

?????NN ????NNN??
Листвянка